Выиграй приз
ковер в вашем интерьере
Ковропедия
Аргентинские ковры

Если спросить любого знакомого, что он знает об Аргентине, то почти наверняка это будет аргентинское танго, реже - знаменитый аргентинский футболист Диего Марадона и еще реже - белый аргентинский дог. Аргентина от нас очень далека и лишь немногие наши соотечественники, которым посчастливилось там побывать, могут небрежно козырнуть такими загадочными словечками, как Буэнос Айрес, гаучо или альпака. Кстати, а вы знаете,что альпака вовсе не относится к роду лам, как это считали до 2001 года, а принадлежат семейству верблюжьих и произошли от викуньи, самого ценного животного Перу. А шерсть альпаки в три раза прочнее и в семь раз теплее овечьей. И что она очень симпатичная. Предлагаем убедиться.

Но настоящее национальное достояние Аргентины сегодня - это коровы. До 1536 года, когда испанцы во главе с доном Педро де Мендосой основали здесь свое первое поселение, коров в Аргентине не было. Но испанским коровам настолько пришлись по нраву бескрайние вкусные травянистые поля и отсутствие хищников, что плодиться они стали с неистовой страстью. И когда через 40 лет сюда прибыл основатель Буэнос- Айреса конкистадор Хуан де Гарай, повсюду уже паслись стада тучных коров, которые стали будущим этой страны. Первое время шкуры для жителей Буэнос - Айреса были единственным товаром для обмена на нужные им продукты. И лишь в1879, после изобретения французским инженером Шарлем Телье первого холодильника, первое судно с аргентинским мясом отправилось из Буэнос-Айреса во Францию. В 1907 году в одну только Великобританию Аргентина экспортировала 425000 тонн мяса. Люди повсюду хотели есть и Аргентина с удовольствием удовлетворяла это желание. Страна стала стремительно богатеть, потребление мяса превратилось в настоящий культ, а аргентинский стейк стал национальный достоянием.

Вы можете спросить, а что делать с отходами такого прибыльного производства. Как поступать с многими тысячами коровьих шкур, которые жалко выбрасывать и с которыми нужно срочно что -то делать. И вот тут то начинается то, зачем к нам наведываются наши гости и о чем вы, наверняка, уже догадались. Шкуры надо выделывать и продавать, а еще лучше - самим что -нибудь из них делать. А делать можно и обувь, и дубленки, и куртки, и сумки, и ремни, и шапки и, конечно, ковры. И аргентинцы так и поступают. И производят их столько, что они продаются по всему миру и даже в Украине. И, зачастую, прекрасно вписываются в интерьер. Шкуры, как и сами коровы, бывают разных цветов и обычно у покупателя есть несколько вариантов на выбор.

Когда шкуры научились хорошо выделывать и хорошо продавать между производителями стала возникать здоровая конкуренция и стремление выделиться из общей массы. И шкуры научились красить. Вначале просто в самые необычные и неестественные для приличной коровы цвета, а затем еще и рядить их в тогу самых различных животных, начиная миролюбивой зеброй и кончая злобным и необузданным уссурийским тигром.

Но на этом никто останавливаться не собирался. Окрашенные и неокрашенные шкуры стали резать на куски, кружочки, полоски и соединять их самыми различными способами, зачастую комбинируя с другими, более привычными натуральными и синтетическими материалами. И стали появляться интересные решения для самых разных интерьеров. Нам удалось найти очень интересную компанию из Буэно-Айреса, которая создает для своих клиентов очень интересные и необычные ковры из коровьих шкур, окрашивая их в самые необычные оттенки цветов.

Кстати, в ассортименте нашего основного партнера, компании Nourison, тоже есть коллекции подобных ковров - это коллекция Medley известного в США дизайнера Barclay Butera, коллекция знаменитого Calvin Klein - Prairie и коллекция City Chik мебельного кутюрье Америки Michael Amini.

ковер Nourison коллекция Michael Amini - City Chik дизайн MA100 SNOW

ковер Nourison коллекция Calvin Klein - Prairie дизайн PRA1 SILVER

ковер Nourison коллекция Barclay Butera - Medley дизайн MED01 INK

А вот ответить на вопрос о других, более привычных коврах, коврах из шерсти, в которой здесь не испытывается недостатка ввиду очень даже развитого овцеводства, оказалось очень не просто. И только случайно нам повезло найти материал об очень необычайной паре фотографов, которые не только нашли такие шерстяные ковры в самых отдаленных уголках Аргентины, но и открыли галерею таких ковров в далекой Австралии.

Итак, представляем. Она - Victoria Aguirre, родилась в Буэнос Айресе, потомок владельцев лошадиной фермы по названием Pampa. С детства полюбила природу, путешествия и фотографию. После школы отправилась в Нью Йорк, где окончила ICP (Международный центр фотографии), после окончания которого стала работать фотокорреспондентом для специализированных туристических журналов, что дало ей возможность совмещать путешествия и работу. Он - Carl Wilson, родился на севере австралийского штата Брисбейн. С детства любил путешествия и рыбную ловлю. Позднее переехал в город Голд Кост на побережье штата Квинсленд. Занимался ремонтом кондиционеров. Ничего не связывало ни с дизайном, ни с коврами. Но страсть к путешествиям брала свое, он бросал работу и отправлялся в очередную поездку, чтобы познакомиться с новыми местами и разными культурными традициями. Будучи фотографом - любителем, он запечатлевал места и людей, с которыми ему доводилось встречаться. С Викторией они повстречались в пустыне Атакама в Чили, когда Карл уже совершал свое годовой турне по Южной Америке, а Виктория находилась там по контракту с туристическим журналом и делала репортажи. С этого времени они уже не разлучались. Их взгляды на красоту окружающей природы совпали, также как и страсть к новым впечатлением и уважение к талантливым людям и различным культурным обычаям.

После ответного визита Виктории в Австралию, они стали жить вместе, дружно и счастливо. Как и украинцы, австралийцы практически не были знакомы ни с самой Аргентиной, ни с ее культурой и традициями. Именно это обстоятельство натолкнуло влюбленную пару открыть на родине Карла, в городе Голд Кост, свой небольшой семейный бизнес по продаже самобытных аргентинских ковров и других предметов быта потомков гаучо. Такие ковры на протяжении многих поколений изготавливают в различных удаленных поселениях Аргентины их жители. Да, они не очень затейливы по своим цветам и рисункам, но все они делаются из натуральной шерсти, самодельной пряжи, окрашенной только натуральными природными красителями, и изготавливаются вручную так же, как и сотни лет назад. Ниже - некоторые примеры этого аргентинского народного промысла.

Если у вас есть какая - либо интересная дополнительная информация по этой тематике, поделитесь ею с нами, и мы будем очень вам признательны.

Торговая марка "Золотое Руно"

3 июня 2015 года